«Слеза дрожит в твоем ревнивом взоре…»

Слеза дрожит в твоем ревнивом взоре,
O, не грусти, ты все мне дорога,
Но я любить могу лишь на просторе,
Мою любовь, широкую как море,
Вместить не могут жизни берега.

Когда Глагола1 творческая сила
Толпы миров воззвала из ночи,
Любовь их все, как солнце, озарила,
И лишь на землю к нам ее светила
Нисходят порознь редкие лучи.

И порознь их отыскивая жадно,
Мы ловим отблеск вечной красоты;
Нам вестью лес о ней шумит отрадной,
О ней поток гремит струею хладной
И говорят, качаяся, цветы.

И любим мы любовью раздробленной
И тихий шепот вербы над ручьем,
И милой девы взор, на нас склоненный,
И звездный блеск, и все красы вселенной,
И ничего мы вместе не сольем.

Но не грусти, земное минет горе,
Пожди еще, неволя недолга —
В одну любовь мы все сольемся вскоре,
В одну любовь, широкую как море,
Что не вместят земные берега!

[1858]

Другие редакции и варианты

Последовательные варианты 9 строки

  И лишь до нас могучего светила
Лишь до земли могучего светила
Лишь до земли живящего светила
Но к нам ее могучего светила
И только к нам одним ее светила
Лишь к нам одним всемирного светила
И лишь к земле, увы, ее светила
И лишь на землю яркого светила

Тетрадь 1856 г.


КОММЕНТАРИИ:
Впервые — РВ, 1858, июнь, кн. 1, стр. 454.
Положено на музыку П. И. Чайковским.


1Глагол — слово; здесь: бог.

Ссылка на основную публикацию