С. А. Миллер. 3 января 1855 г.

3 января 1855 г.

  …И наконец я могу дать тебе отчет о вечере Тургенева.

  Он постоянно справляется о тебе, и он искал тебя в твоей прежней квартире и пошел спрашивать княгиню Мещерскую, что с тобой сталось.

  Вот кто был на вечере: он сам, Писемский, я, оба двоюродных брата1, Дружинин, Панаев, актер Бурдин, господин, фамилию которого я забыл, господин из Оренбурга, фамилию которого я также забыл, и еще два господина, которых я совсем забыл, а всего 12.

  Писемский читал один из своих романов, очень скучный и весь составленный из описаний и диалогов, без малейшего действия и без малейшего анализа чувства (психологии)2. Тургенев восторгался и восклицал: «Прекрасно! как верно!» etc…

  После этого Бурдин представил с большим талантом и большой правдивостью несколько чрезвычайно пошлых сцен, и это меня огорчило: это — неверное направление, а талант его положительный.

  Все это длилось очень долго. Прервали чтение, чтоб дать отдохнуть слушателям, говорили и снова начинали читать.

  Писемский — человек жирный, маленького роста, лимфатичный и смуглый, с маленькими пухлыми руками и с очень оригинальным выговором, как у костромских мужиков. В общем, он похож на уездного судью.

  Потом пошли ужинать; сначала были сыры, ростбиф с картофелем и хреном (как я думал об тебе!). Мне кажется, что была и рыба, но я не уверен.

  Потом подали что-то сладкое, мороженое или варенье, теперь я это забыл, но тогда я хорошо заметил это, чтоб тебе повторить…

  На следующий день я сказал Тургеневу, что вполне отрицаю талант Писемского, или по меньшей мере признаю за ним только талант commissaire-priseur3, и он довольно вяло его защищал.

  Обед Маркевича я могу описать тебе более точно, так как он у меня свежее в памяти. Нас было: Маркевич, я, Алексей Жемчужников, Тургенев, Некрасов и Арнольди. Было гораздо веселее и поучительнее…

  В Севастополе на два фута снега и очень холодно; неприятель сильно страдает. Бюллетени всё те же; ни с их, ни с нашей стороны ничего не сделано. Пирогов пишет, что из 12 сестер милосердия, присланных с первым транспортом, семь заболели тифом4.

  Запах ран настолько силен, что он чувствуется на расстоянии полуверсты от Симферополя, куда перевезены раненые…

  Нет места, офицеры спят в грязи… Телеграмма принесла известие, что наш дивизионный генерал Ушаков разбил наголову турецкую дивизию из 12 тысяч человек около Тульчи…


КОММЕНТАРИИ:
К письму А.К. Толстого «С. А. Миллер. 3 января 1855 г.»
Толстая Софья Андреевна (рожд. Бахметева, по первому мужу Миллер, ум. в 1892 г.).


1 Жемчужниковы.

2 Вероятно, речь идет об еще не оконченной «Тысяче душ». 30 марта 1855 г. А. Ф. Писемский писал А. Н. Островскому: «Милейший Тургенев едет скоро в Москву… и расскажет тебе, как я подвизаюсь в чтении у разных сильных мира сего моего нового романа «Тысяча душ»» (А. Ф. Писемский, Письма, М.— Л. 1936, стр. 80). Лирондель (стр. 102—103) полагает, что Писемский читал повесть «Виновата ли она?», напечатанную в № 2 С за 1855 г.

3 оценщика (на аукционе) (франц.).

4 В 1854 г. с началом военных действий Н. И. Пирогов уехал в Севастополь во главе отряда сестер милосердия, всецело посвятив себя помощи больным и раненым.

Ссылка на основную публикацию