Князь Ростислав

Уношу князю Ростиславу
затвори Днепр темне березе.

Слово о полку Игореве.

Князь Ростислав в земле чужой
Лежит на дне речном,
Лежит в кольчуге боевой,
С изломанным мечом.

Днепра подводные красы
Лобзаться любят с ним
И гребнем витязя власы
Расчесывать златым.

Его напрасно день и ночь
Княгиня дома ждет…
Ладья его умчала прочь –
Назад не принесет!

В глухом лесу, в земле чужой,
В реке его приют;
Ему попы за упокой
Молитвы не поют;

Но с ним подводные красы,
С ним дев веселых рой,
И чешет витязя власы
Их гребень золотой.

Когда же на берег Посвист1
Седые волны мчит,
В лесу кружится желтый лист,
Ярясь, Перун2 гремит,

Тогда, от сна на дне речном
Внезапно пробудясь,
Очами мутными кругом
Взирает бедный князь.

Жену младую он зовет –
Увы! его жена,
Прождав напрасно целый год,
С другим обручена.

Зовет к себе и брата он,
Его обнять бы рад –
Но, сонмом гридней3 окружен,
Пирует дома брат.

Зовет он киевских попов,
Велит себя отпеть –
Но до отчизны слабый зов
Не может долететь.

И он, склонясь на ржавый щит,
Опять тяжелым сном
В кругу русалок юных спит
Один на дне речном…

1840-e годы


КОММЕНТАРИИ:
К балладе А.К. Толстого «Князь Ростислав»
Впервые — РВ, 1856, апрель, кн. 1, стр. 483—484, с подзаголовком «Баллада».
Тема стихотворения навеяна отрывком из «Слова о нолку Игореве» о переяславльском князе Ростиславе (1070—1093). После поражения, нанесенного ему и его братьям половцами, Ростислав, спасаясь бегством, утонул в реке Стугне. Цитата из «Слова» взята Толстым для эпиграфа в том искаженном виде, в каком печаталась в современных ему изданиях. В сюжете и отдельных деталях «Князя Ростислава» есть много сходного со стихотворениями Лермонтова «Русалка» и Гейне «Король Гаральд Гарфагар». Положено на музыку А. Г. Рубинштейном и С. В. Рахманиновым.


1Посвист (слав. миф.) – бог ветра, бури.

2Перун (слав. миф.) – бог грома и молнии.

3Гридни и отроки – в Древней Руси члены младшей княжеской дружины, телохранители и слуги князя.

Ссылка на основную публикацию