Einfache Geschichte

Es liebt' eine junge Wanze
Einst einen kraftlosen Wanz,
Da lud er sie ein zum Tanze,
Schenkt ihr einen Jungfernkranz.

Drauf Hessen sich beide trauen
Am Sonntag, just um zehn,
Von Pastor Moritz in Planen
'S war eklig anzusehn.

Der Wanz frohlockte, doch weinte
Ein bißchen die junge Braut,
Und die gesammte Gemeinde
Vor Rührung schluchzte laut.

Herr Moritz hielt eine Predigt,
Und sagt' es sei evident,
Daß wenn man die Steuer erledigt,
Man sich auch verheiraten könnt!

Drauf war nun nichts einzuwenden,
Man grüßte das Ehepaar
Und kratzte sich  Rücken und Lenden
Da groß ihre Sippschaft war.

Sie gingen von Plauen nach
Döbeln Und mieteten fröhlich hier
Mit ganz passabelen Möbeln
Ein hübsches Sommerquartier.

So kamen die beiden Wanzen
An ihren Lebensziel
Und lebten glücklich im Ganzen
Und zeugten der Kinder viel.

Aus dieser schlichten Geschichte
Will ich aber ziehen den Schluß:
Die Herzen nach dem Gesichte
Man niemals beurteilen muß.

Wie eklig die Wanzen auch waren,
Einander gefielen sie doch.
Und schwer ist's die Lieb' zu bewahren,
Wenn man gespannt ins Joch.

Oh wenn diese beiden Insekten
Mit ihrem Beispiel so neu
Auch in den Menschen erweckten
Die eingeschlafene Treu'!

Doch da es einmal geschrieben,
So mag es auch halten stand!
Und so ist es nun geblieben
Zu meiner Reu' und Schand'!

Nun lassen wir aber das Alte,
Geschehen ist leider geschehen!
Wer kann eine Felsenspalte
Mit Zwirn zusammennäh'n?

Sie sehen, aus Bergen und Höhlen
Ich mir meine Beispiele nehm' —
Doch will auch was erzählen,
Wenn's Ihnen nur genehm.

Август 1870 г.

Перевод К.П. Богатырева

    Простая история
  Однажды молодая клопиха полюбила немощного клопа. Он пригласил ее к танцу и подарил ей девичий венок.
  Вскоре они обвенчались, в воскресенье ровно в десять. Их обвенчал пастор Мориц в Плауене. Тошно было на все это смотреть.
  Клоп ликовал, но юная невеста всплакнула, и все собравшиеся громко и растроганно всхлипывали.
  Господин Мориц произнес проповедь. Он сказал, что совершенно очевидно, что после уплаты налогов можно вступать в брак.
  На это нечего было возразить. Все поздравляли супружескую чету, почесывая спины и бедра, — так велика была их родня.
  Они отправились из Плауена в Дебельн и на радостях сняли себе летнюю квартиру с вполне сносной мебелью.
  Так оба клопа достигли своих жизненных целей и жили, в общем, счастливо, и произвели на свет множество детей.
  Из этой простой истории я хочу сделать следующий вывод: нельзя судить о сердцах по лицам.
  Как ни противны были клопы, ведь нравились же они друг другу. Но любовь трудно сохранить под ярмом.
  О, если бы эти двое насекомых и их пример могли бы и в человеке пробудить заснувшую верность!
  Но раз уж это написано, пусть так и будет. Оно так и осталось, к моему стыду и раскаянию.
  Но не будем поминать старого. Что было, то — было. Кто может нитками зашить расщелину в скале?
  Вы видите, я черпаю свои примеры из гор и ущелий — но не хочется Вам рассказывать, если только это Вам приятно.


  



КОММЕНТАРИИ:
  Впервые — изд. 1937, стр. 558—559.
  В ответ на это стихотворение Павлова писала Толстому 19(31) августа 1870 года: «Вчера пришла ко мне Ваша клопиная история; еще до ее получения я отправила, в при-падкз сильного негодования на наше общее занятие, несколько строк в Карлсбад, за которые, надеюсь, Вы на меня не рассердитесь. Из конца Вашего последнего послания вижу, что и Вы тоже считаете, что мы оба можем делать нечто лучшее, чем обмениваться сущей чепухой, стараясь довести ее до все большего совершенства» (ПД, собр. Л. Б. Модзалевского).



Условные сокращения