«Во дни минувшие бывало…»

Во дни минувшие бывало,
Когда являлася весна,
Когда природа воскресала
От продолжительного сна,
Когда ручьи текли обильно
И распускалися цветы,
Младое сердце билось сильно,
Кипели весело мечты;
С какою радостию чистой
Я вновь встречал в бору сыром
Кувшинчик синий и пушистый
С его мохнатым стебельком;
Какими чувствами родными
Меня манил, как старый друг,
Звездами полный золотыми
Еще никем не смятый луг!
Потом пришла пора иная
И с каждой новою весной,
Былое счастье вспоминая,
Грустней я делался; порой,
Когда темнели неба своды,
Едва шептались тростники,
Звучней ручья катились воды,
Жужжали поздние жуки,
Казалось мне, что мне недаром
Грустить весною суждено,
Что неожиданным ударом
Блаженство кончиться должно.
. . . . . . . . . .
. . . . . . . . . .


  



КОММЕНТАРИИ:
  Впервые — РВ, 1882, № 1, стр. 403, без 1-й строки и со строкой точек после «От продолжительного сна». Печатается по Полн. собр. соч., т. 2, СПб. 1882, стр. 282—283.
  Это и три следующие стихотворения появились в изд. 1882 года с указанием, что они «написаны, по всему вероятию, ранее 1866 г.».



Условные сокращения