«То было раннею весной…»

То было раннею весной,
  Трава едва всходила,
Ручьи текли, не парил зной,
  И зелень рощ сквозила;

Труба пастушья поутру
  Еще не пела звонко,
И в завитках еще в бору
  Был папоротник тонкий.

То было раннею весной,
  В тени берез то было,
Когда с улыбкой предо мной
  Ты очи опустила.

То на любовь мою в ответ
  Ты опустила вежды1 —
О жизнь! о лес! о солнца свет!
  О юность! о надежды!

И плакал я перед тобой,
  На лик твой глядя милый, —
Tо было раннею весной,
  В тени берез то было!

То было в утро наших лет —
  О счастие! о слезы!
О лес! о жизнь! о солнца свет!
  О свежий дух березы!

Май 1871


  



КОММЕНТАРИИ:
  Впервые — BE, 1871, № 12, стр. 603.
  Посылая стихотворение Маркевичу, Толстой назвал его «маленькой пасторалью, переведенной из Гёте» (письмо от 20 мая 1871 г.). В ответ он получил восторженное письмо Маркевича, в котором тот передавал и свои личные впечатления, и высокую оценку Н. С. Лескова (Письма Б. М. Маркевича к графу А. К. Толстому, П. К. Щебальскому и др., СПб. 1888, стр. 125—126). Указание на то, что стихотворение является переводом из Гёте, было воспринято Маркевичем как мистификация; на это намекают его слона: «Ваш якобы перевод из Шиллера». Разумеется, это не перевод. Толстой хотел, по-видимому, подчеркнуть, что какое-то стихотворение Гёте дало толчок для создапия «То было раннею весной...»; таким стихотворением было, всего вероятнее, «Mailied» («Wie herrlich leuchtet Mir die Natur»). Ср., например, строки, состоящие из сплошных восклицаний, с гётевскими строками: «О Erd', о Sonne, о Glück, о Lust!»
  Положено на музыку П. И. Чайковским и Н. А. Римским-Корсаковым.



1Вежды — глазные веки.



Условные сокращения