«Пусть тот, чья честь не без укора…»

Пусть тот, чья честь не без укора,
Страшится мнения людей;
Пусть ищет шаткой он опоры
В рукоплесканиях друзей!
Но кто в самом себе уверен,
Того хулы не потрясут —
Его глагол1 нелицемерен,
Ему чужой не нужен суд.

Ни пред какой земною властью
Своей он мысли не таит,
Не льстит неправому пристрастью,
Вражде неправой не кадит;
Ни пред венчанными царями,
Ни пред судилищем молвы
Он не торгуется словами,
Не клонит рабски головы.

Друзьям в угодность, боязливо
Он никому не шлет укор;
Когда ж толпа несправедливо
Свой постановит приговор,
Один, не следуя за нею,
Пред тем, что чисто и светло,
Дерзает он, благоговея,
Склонить свободное чело!

Январь 1859


  



КОММЕНТАРИИ:
  Впервые — РВ, 1866, № 9, стр. 185.
  Толстой предполагал присоединить в качестве «эпилога» к «Иоанну Дамаскину» стихотворное послание к царице. Н. М. Жемчужников, которому поэт переслал его, высказал опасение, что это будет нехорошо истолковано читающей публикой. «Прерываю мое письмо, получив твое насчет эпиграфа, скажу эпилога, к «Иоанну Дамаскину»...— писал ему Толстой 19 января 1859 года.— Дай срок, и я буду тебе отвечать в стихах, как отвечал уже Аксакову по другому случаю». Через несколько дней стихотворение «Пусть тот, чья честь не без укора...» было готово. Однако поэма была все же напечатана без «эпилога». Списку поэмы, хранящемуся в Центр, гос. историч. архиве в Москве, предшествует автограф восьми строк, обращенных к царице.



1Глагол — слово, речь.



Условные сокращения