«Усни, печальный друг, уже с грядущей тьмой…»

Усни, печальный друг, уже с грядущей тьмой
Вечерний алый свет сливается все боле;
Блеящие стада вернулися домой,
И улеглася пыль на опустелом поле.

Да снидет ангел сна, прекрасен и крылат,
И да перенесет тебя он в жизнь иную!
Издавна был он мне в печали друг и брат,
Усни, мое дитя, к нему я не ревную!

На раны сердца он забвение прольет,
Пытливую тоску от разума отымет
И с горестной души на ней лежащий гнет
До нового утра незримо приподымет.

Томимая весь день душевною борьбой,
От взоров и речей враждебных ты устала,
Усни, мое дитя, меж ними и тобой
Он благостной рукой опустит покрывало!

Август 1856

Другие редакции и варианты

Из черновых набросков II—III строф

  Скорей, о сон, скорей! Спустися в час полночи
  Беседовать со мной, единственный мой друг!
  Давно затмения мои желают очи,
  Забвения и тьмы тревожный просит дух.

  Пытливость горькую у мысли он отымет,
  Он скованной душе отдаст ее полет
  И тихою рукой до утра приподымет
  На сердце горестном всегда лежащий гнет.

Записная книжка 1856 г.


  



КОММЕНТАРИИ:
  Впервые — РВ, 1858, май, кн. 2, стр. 353.
  Положено на музыку П. И. Чайковским, Н. А. Римским-Корсаковым и А. Г. Рубинштейном.



Условные сокращения