Б. М. Маркевичу

(Перевод с французского)

  24 апреля (6 мая) — 25 мая (6 июня) 1860 г., Париж.

Париж, 24 апреля (6 мая) 1860.

Где нет толку никакого,
Где сумбур и дребедень,—
Плюнь, Маркевич, на Буткова
И явись как ясный день!1

  Несмотря на этот эпиграф (или эпиграфию), бедный мой Маркевич, письмо Ваше взволновало меня сильнее, чем Вы можете подумать. Разумеется, если бы я не пригласил уже Бориса Перовского с семьею провести часть лета в Пустыньке, я немедля предложил бы Вам приехать туда и пробыть до тех пор, пока Вы не найдете службу; Вы бы, по крайней мере, могли это время не тратиться на квартиру. Воздерживаюсь от всяких суждений насчет того, что они имеют против Вас, и насчет главного обвинителя, г-на Буткова; скажу только, что нужна большая смелость, чтобы действовать столь прямо, и что другой на его месте, по крайней мере, поискал бы повода2. Все люди разделяются на две категории, на преданных и непреданных; остальные различия суть только мнимые; все литераторы, и даже знающиеся с ними, принадлежат к непреданным, стало быть, к вредным. И терпентин на что-нибудь полезен, а литератор ни на что. Преданный человек равняется губке, не испускающей из себя ничего без нажатия. Жать может одно начальство; это право принадлежит ему исключительно. Если у тебя есть моральный фонтан — заткни его. Преданный человек равняется пробке: он охотно затыкает всякое отверстие. Все, чем затыкают отверстия, равняется преданному человеку. Плюнь тому на голову, кто скажет, что просвещение к чему-нибудь служит; но человек может служить в министерстве просвещения, особенно ценсором. Благонамеренный ценсор! не бери себе в пример Катона3. Не старайся понимать своего начальства, его виды необъятны, никто не обнимет необъятного. Обнять Буткова позволяется только в светлое Христово воскресенье, по долгу службы. Бойся обидеть начальника, поднося ему яйцо; он это может принять за личность. Каждый начальник равняется центру, коего периферия неизвестна. Бутков, изгоняя литераторов, равняется Платону. Платон, преследуя поэтов4, равнялся Ширинскому-Шихматову. Ковалевский ничему не равняется. Многие равняются Тимашеву. С этим их поздравить нельзя. Простите меня, мой милый Маркевич, за эту маленькую серию афоризмов и не подумайте, что они внушены порывом веселья5. Отправив Вам мое последнее письмо, я вспомнил, что не исполнил поручения Софьи Андреевны, которая благодарит Вас за память и просила меня пожелать Вам всего самого хорошего. Сегодня она просит сказать, что жмет Вам руку и чрезвычайно огорчена тем, как сложились Ваши обстоятельства. Напишите, не надеетесь ли Вы получить место, более соответствующее Вашим вкусам и наклонностям6, чем то, которое потеряли? Нельзя ли предпринять что-нибудь у великой княгини Елены, или же в Академии художеств, или же в министерстве просвещения? Не желаю Вам службы в театре, ибо считаю, что единственно возможное там место — это место директора.

25 мая (6 июня).

  По случайности, мало интересной, письмо это, мой милый Маркевич, осталось неотосланным, и я возвращаюсь к нему, чтобы прибавить к нему несколько дружеских слов. Сообщайте мне о том, что с Вами происходит, и пишите в Женеву до востребования. Я завтра еду в Лондон на 3—4 дня7, потом — в Карлсбад, а затем в Женеву. София Андреевна едет туда прямо отсюда вместе с Софи и Жоржем, у которого болят глаза, — он будет проходить там курс водолечения.

  Да хранит Вас господь, милый друг, я от всего сердца жму Вам руку — до свиданья — по всей вероятности, нынешней осенью.

Ал. Толстой.


Б. М. Маркевичу. Письма А.К. Толстого Б. М. Маркевичу. Письма А.К. Толстого Александру II. Письма А.К. Толстого



КОММЕНТАРИИ:
  К письму А.К. Толстого «Б. М. Маркевичу. 24 апреля (6 мая) - 25 мая (6 июня) 1860 г.»
  Впервые: BE, 1895.
  Маркевич Болеслав Михайлович (1822—1884), реакционный писатель и публицист, с 60-х годов сотрудник РВ и «Московских ведомостей» Каткова; приятель А. К. Толстого, который, однако, не разделял многих взглядов Маркевича.



1 См. прим. 1 к письму № 68 и прим. 6 к письму № 67.

2 25 марта 1860 г. Маркевич был освобожден от должности экспедитора Государственной канцелярии и оставлен «сверх штата без жалования». Причиной увольнения была, по-видимому, его бездеятельность (ЦГИАЛ).

3 Упоминание римского государственного деятеля Катона Старшего имеет каламбурный характер. Исполняя обязанности «цензора» (в древнеримском смысле этого слова), он исключил многих лиц из сенаторского сословия по политическим мотивам.

4 В идеальном платоновском государстве не нашлось места поэтам, они, по мнению Платона, должны быть изгнаны из него.

5 Афоризмы написаны в духе Козьмы Пруткова, а некоторые из них являются вариантами прутковских.

6 После ухода из Государственной канцелярии Маркевич оставался «причисленным» к ней, не занимая никакой должности, и только в 1803 г. получил место чиновника особых поручений при министре внутренних дел.

7 Толстой пробыл в Англии значительно дольше, чем предполагал. В августе он жил на острове Уайте, в Вентпоре, где находились в это время И. С. Тургенев, В. П. Боткин, П. В. Анненков, Н. Ф. Крузе и др. Во время своего пребывания в Англии Толстой, по-видимому, встречался с Герценом.



Условные сокращения


Письма А.К. Толстого
Б. М. Маркевичу. 24 апреля (6 мая) - 25 мая (6 июня) 1860 г.