О. Ф. Радену

(Перевод с французского)

  22 июня 1841 г., Оренбург.

Оренбург, 22 июня 1841.

  Вот мы наконец и приехали, мой дорогой Раден! Вы не можете себе представить всех треволнений и превратностей нашего путешествия! От Москвы до Нижнего — ни одной почтовой лошади; дороги, превосходящие все самое чудовищное, что может создать самое горячечное воображение: до Владимира — якобы шоссейная дорога, каждый камешек которой по объему соответствует булыжнику петербургских мостовых, а по своей форме — артишоку; провалившиеся мосты, насыпи, размытые весной во время ледохода и сохранившиеся до сего времени in statu quo;1 беспрерывные дожди и грозы, а для переправы через Волгу и Каму — какие-то жалчайшие лодчонки и, наконец, в довершение бедствий — прочно слаженный экипаж, который ломается 11 раз в течение 20 дней,— такова история наших злоключений. Quis talia fando Myrmidonum Dolopumve aut duri miles Ulyxi temperat a lacrimis2. Моего дядю3 я нашел в состоянии худшем, чем ожидал. Так как опухоль не вскрылась, то он очень мучается, и врач, доктор Эверсман, которого он выписал из Казани, сказал мне, что операции не избежать. Я сделаю решительно все, чтобы пробыть здесь лишь несколько дней и уехать, не теряя времени, но так как я уже предвижу, что не могу не запоздать, то умоляю Вас, дорогой друг, извинить меня перед моими начальниками, если мое отсутствие будет замечено. Мне вовсе нет дела до того, получу я или не получу награду за добродетель, но я весьма дорожу мнением г-на Блудова и ни за что на свете не хотел бы оказаться лентяем в его глазах. Вот почему я вместо того, чтобы ссылаться на болезнь, пишу Вам все как оно есть: в случае необходимости передайте все это кому полагается.

  Скарятину кумыс помогает. Он снял какую-то лачугу в нескольких верстах от Оренбурга, где и проводит время в веселии, насколько это позволяет полное безлюдие этого места. Он хотел бы совершить небольшую поездку и по своим делам, и чтобы поразвлечься, но врач предписал ему, по крайней мере, две недели покоя.

  Прощайте, мой дорогой друг, и дайте знать, что нового в Канцелярии, а особенно — по части майоратов. Не просите для меня об отсрочке — не стоит труда; впрочем, поступайте как хотите, я всецело полагаюсь на Ваше благоразумие и Вашу дружбу.

        Преданный Вам

Алексей Толстой.


А. В. Никитенко. Письма А.К. Толстого О. Ф. Радену. Письма А.К. Толстого А. Н. Гороновичу. Письма А.К. Толстого



КОММЕНТАРИИ:
  К письму А.К. Толстого «О. Ф. Радену. 22 июня 1841 г.»
  Автограф — ПД.
  Раден Оскар Федорович, сослуживец Толстого по II Отделению собственной е.и.в. канцелярии.



1 в прежнем положении (лат.).

2 Кто из мирмидонян или долотов, или какой воин жестокого Улисса, рассказывая об этом, удержится от слез? (лат.) — цитата из кн. 2 «Энсиды» Вергилия.

3 В. А. Перовского.



Условные сокращения


Письма А.К. Толстого
О. Ф. Радену. 22 июня 1841 г.