Слепой

      1

Князь выехал рано средь гридней своих
  В сыр-бор полеванья1 изведать;
Гонял он и вепрей, и туров гнедых,
Но время доспело, звон рога утих,
  Пора отдыхать и обедать.

      2

В логу они свежем под дубом сидят
  И брашна примаются рушать2;
И князь говорит: «Мне отрадно звучат
Ковши и братины, но песню бы рад
  Я в зелени этой послушать!»

      3

И отрок озвался: «За речкою там
  Убогий мне песенник ведом;
Он слеп, но горазд ударять по струнам»;
И князь говорит: «Отыщи его нам,
  Пусть тешит он нас за обедом!»

      4

Ловцы отдохнули, братины допив,
  Сидеть им без дела не любо,
Поехали дале, про песню забыв, –
Гусляр между тем на княжой на призыв
  Бредет ко знакомому дубу.

      5

Он щупает посохом корни дерев,
  Плетется один чрез дубраву,
Но в сердце звучит вдохновенный напев,
И дум благодатных уж зреет посев,
  Слагается песня на славу.

      6

Пришел он на место: лишь дятел стучит,
  Лишь в листьях стрекочет сорока –
Но в сторону ту, где, не видя, он мнит,
Что с гриднями князь в ожиданье сидит,
  Старик поклонился глубоко:

      7

«Хвала тебе, княже, за ласку твою,
  Бояре и гридни, хвала вам!
Начать песнопенье готов я стою –
О чем же я, старый и бедный, спою
  Пред сонмищем сим величавым?

      8

Что в вещем сказалося сердце моем,
  То выразить речью возьмусь ли?»
Пождал – и, не слыша ни слова кругом,
Садится на кочку, поросшую мхом,
  Персты возлагает на гусли.

      9

И струн переливы в лесу потекли,
  И песня в глуши зазвучала…
Все мира явленья вблизи и вдали:
И синее море, и роскошь земли,
  И цветных камений начала,

      10

Что в недрах подземия блеск свой таят,
  И чудища в море глубоком,
И в темном бору заколдованный клад,
И витязей бой, и сверкание лат –
  Все видит духовным он оком.

      11

И подвиги славит минувших он дней,
  И все, что достойно, венчает:
И доблесть народов, и правду князей –
И милость могучих он в песне своей
  На малых людей призывает.

      12

Привет полоненному шлет он рабу,
  Укор градоимцам3 суровым,
Насилье ж над слабым, с гордыней на лбу,
К позорному он пригвождает столбу
  Грозящим пророческим словом.

      13

Обильно растет его мысли зерно,
  Как в поле ячмень золотистый;
Проснулось, что в сердце дремало давно –
Что было от лет и от скорбей темно,
  Воскресло прекрасно и чисто.

      14

И лик озарен его тем же огнем,
  Как в годы борьбы и надежды,
Явилася власть на челе поднятом,
И кажутся царской хламидой на нем
  Лохмотья раздранной одежды.

      15

Не пелось ему еще так никогда,
  В таком расцветанье богатом
Еще не сплеталася дум череда –
Но вот уж вечерняя в небе звезда
  Зажглася над алым закатом.

      16

К исходу торжественный клонится лад,
  И к небу незрящие взоры
Возвел он, и, духом могучим объят,
Он песнь завершил – под перстами звучат
  Последние струн переборы.

      17

Но мертвою он тишиной окружен,
  Безмолвье пустынного лога
Порой прерывает лишь горлицы стон,
Да слышны сквозь гуслей смолкающий звон
  Призывы далекого рога.

      18

На диво ему, что собранье молчит,
  Поник головою он думной –
И вот закачалися ветви ракит,
И тихо дубрава ему говорит:
  «Ты гой еси, дед неразумный!

      19

Сидишь одинок ты, обманутый дед,
  На месте ты пел опустелом!
Допиты братины, окончен обед,
Под дубом души человеческой нет,
  Разъехались гости за делом!

      20

Они средь моей, средь зеленой красы
  Порскают4, свой лов продолжая;
Ты слышишь, как, в след утыкая носы,
По зверю вдали заливаются псы,
  Как трубит охота княжая!

      21

Ко сбору ты, старый, прийти опоздал,
  Ждать некогда было боярам,
Ты песней награды себе не стяжал,
Ничьих за нее не услышишь похвал,
  Трудился, убогий, ты даром!»

      22

«Ты гой еси, гой ты, дубравушка-мать,
  Сдается, ты правду сказала!
Я пел одинок, но тужить и роптать
Мне, старому, было б грешно и нестать –
  Наград мое сердце не ждало!

      23

Воистину, если б очей моих ночь
  Безлюдья от них и не скрыла,
Я песни б не мог и тогда перемочь,
Не мог от себя отогнать бы я прочь,
  Что душу мою охватило!

      24

Пусть по следу псы, заливаясь, бегут,
  Пусть ловлею князь удоволен!
Убогому петь не тяжелый был труд,
А песня ему не в хвалу и не в суд,
  Зане он над нею не волен!

      25

Она, как река в половодье, сильна,
  Как росная ночь, благотворна,
Тепла, как душистая в мае весна,
Как солнце приветна, как буря грозна,
  Как лютая смерть необорна!

      26

Охваченный ею не может молчать,
  Он раб ему чуждого духа,
Вожглась ему в грудь вдохновенья печать,
Неволей иль волей он должен вещать,
  Что слышит подвластное ухо!

      27

Не ведает горный источник, когда
  Потоком он в степи стремится,
И бьет и кипит его, пенясь, вода,
Придут ли к нему пастухи и стада
  Струями его освежиться!

      28

Я мнил: эти гусли для князя звучат,
  Но песня, по мере как пелась,
Невидимо свой расширяла охват,
И вольный лился без различия лад
  Для всех, кому слушать хотелось!

      29

И кто меня слушал, привет мой тому!
  Земле-государыне слава!
Ручью, что ко слову журчал моему!
Вам, звездам, мерцавшим сквозь синюю тьму!
  Тебе, мать сырая дубрава!

      30

И тем, кто не слушал, мой также привет!
  Дай бог полевать им не даром!
Дай князю без горя прожить много лет,
Простому народу без нужды и бед,
  Без скорби великим боярам!»

Январь 1873


А.К. Толстой «Канут» А.К. Толстой «Слепой» А.К. Толстой «Баллады, былины, притчи»



КОММЕНТАРИИ:
  К балладе А.К. Толстого «Слепой»
  Впервые — BE, 1873, № 5, стр. 158—165.
  Положено на музыку Ф. Листом.



1Полеванье – охота.

2Рушать – делить, разрезать.

3Градоимцы – осаждающие и берущие города и крепости.

4Порскать – на псовой охоте понукать криком, натравливать гончих на зверя.



Условные сокращения


А.К. Толстой
«Слепой»