«Государь ты наш батюшка…»

      1

– Государь ты наш батюшка,
Государь Петр Алексеевич,
Что ты изволишь в котле варить?
– Кашицу, матушка, кашицу,
Кашицу, сударыня, кашицу!

      2

– Государь ты наш батюшка,
Государь Петр Алексеевич,
А где ты изволил крупы достать?
– За морем, матушка, за морем,
За морем, сударыня, за морем!

      3

– Государь ты наш батюшка,
Государь Петр Алексеевич,
Нешто своей крупы не было?
– Сорная, матушка, сорная,
Сорная, сударыня, сорная!

      4

– Государь ты наш батюшка,
Государь Петр Алексеевич,
А чем ты изволишь мешать ее?
– Палкою, матушка, палкою,
Палкою, сударыня, палкою!

      5

– Государь ты наш батюшка,
Государь Петр Алексеевич,
А ведь каша-то выйдет крутенька?
– Крутенька, матушка, крутенька,
Крутенька, сударыня, крутенька!

      6

– Государь ты наш батюшка,
Государь Петр Алексеевич,
А ведь каша-то выйдет солона?
– Солона, матушка, солона,
Солона, сударыня, солона!

      7

– Государь ты наш батюшка,
Государь Петр Алексеевич,
А кто ж будет ее расхлебывать?
– Детушки, матушка, детушки,
Детушки, сударыня, детушки!

[1861]


А.К. Толстой «Старицкий воевода» А.К. Толстой «Государь ты наш батюшка…» А.К. Толстой «Чужое горе»



КОММЕНТАРИИ:
  К притче А.К. Толстого «Государь ты наш батюшка…»
  Впервые — «День», 1861, № 5, 11 ноября, стр. 3.
  В славянофильских и близких к славянофилам кругах стихотворение было встречено с большим сочувствием. С сочувствием отнеслись к нему, насколько можно судить по письму Аксакова к Толстому, и некоторые представители крепостнического дворянства, приспособившие стихотворение к современным событиям: «Успех Вашего экспромта или песни таков, что начинает пугать и цензоров и меня... Публика подхватила ее, выучила наизусть, увидала в ней намеки на современное положение, на разрешение крестьянского вопроса, и — в восторге. Говорят, третьего дня в Дворянском клубе дворяне то и дело повторяли: "Палкою, матушка, палкою" или "Детушки, матушка, детушки!"» (BE, 1905, № 10, стр. 444). Однако стихотворение давало возможности и для иного истолкования — в радикальном духе, о чем свидетельствуют одобрительный отзыв «Русского слова» (1861, № 12, «Дневник Темного человека», стр. 22—24) и позднейшие слова Д. И. Писарева о «поучительном разговоре России с царем Петром Алексеевичем» («Образованная толпа» — Сочинения, т. 4, 1956, стр. 261). Характерно, что в среде высшей бюрократии и придворной аристократии стихотворение было принято холодно. Об этом писала Аксакову А. Д. Блудова. Отрицательно отнесся к нему и М. П. Погодин, написавший «Два слова графу А. К. Толстому в ответ на его песню о государе Петре Алексеевиче» (Н. П. Барсуков, Жизнь и труды М. П. Погодина, кн. 18 СПб. 1904, стр. 544). Впоследствии поэт решительно отрекся от своего стихотворения и не включил его в изд. 1867. Стихотворение восходит к народной песне, повторяя ее конструкцию (диалогическую вопросо-ответную форму и пр.):

Государь ты наш Сидор Карпович!
Много ль тебе на свете пожить будет?
Семьдесят лет, бабушка, семьдесят лет,
Семьдесят, Пахомовна, семьдесят… и т. д.



Условные сокращения


А.К. Толстой
«Государь ты наш батюшка…»